ПРИЗНАНИЕ

Ты отважен, юноша правдивый, Полюбив, ты втайне не горишь, Черноглазый мой, красноречивый, О любви мне первый говоришь.
А свою любовь я в сердце скрыла, К ней не допуская никого. Я одна лелеяла и чтила Тайный пламень сердца моего.
И любви закованное слово Из горящих уст моих рвалось, Но молчать решила я сурово,— Пусть бы мне погибнуть довелось!
Я не знала: ты любил ли прежде? Я не знала: ты другой любим? Я не знала: верить ли надежде? Я не знала: будешь ли моим?
Думала я: не велит обычай Первой разговор любви начать. Он — клеймо на чистоте девичьей! Но теперь я не могу молчать.
Долго я в себе искала силы,— Силы не нашла сильней любви. Я люблю тебя, волшебник милый, Душу мне любовью оживи!

СЮЗАНЕ

«Я полюбил тебя, взглянув в твои глаза, И в мире с той поры светло мне только с ними. Волну несет поток и молнию — гроза, А я твержу твое коротенькое имя».
Ты это говорил. Вечерняя заря Над сонною землей тюльпаны осыпала. Дыханье затаив, от радости горя, Я слушала тебя. И глаз не поднимала.
Обычай есть такой: джигита полюбив, Цветное сюзане невеста вышивает. И вот шелков цветных веселый перелив В корзинке предо мной, как радуга, блистает.
И все цветы садов, цветы Чимганских гор — И роза, и райхон и астра золотая — Приходят в дом ко мне, вплетаются в узор, Охапки лепестков по шелку рассыпая.
Но только начала я это сюзане, Иголки острие мне укололо руку. Запахла дымом даль. В пороховом огне К нам ворвались враги. И принесли разлуку.
И взял оружье ты окрепшею рукой. И за твоим конем я шла, полна тревоги. — Подруга, жди меня! Вернусь, окончив бой! Донесся возглас твой с полуночной дороги.
Ка память о весне осталось сюзане. Ладонью провела по шелковому свитку И, губы закусив, в тревожной тишине Во весь размах руки разматываю нитку.
И словно сквозь узор глядят глаза твои, И на шелку стежки, как строчки на бумаге, И это сюзане — письмо моей любви, О верности оно, о славе и отваге.
Подруги помогать приходят иногда, И, косы наклонив над яркими шелками, Мечтаем вместе мы. А сквозь окно звезда Внимательно следит за быстрыми руками.
Ты победишь врага. Вернешься. И вдвоем Цветного сюзане мы развернем узоры. Сияньем солнечным оно наполнит дом, И солнце никогда не спрячется за горы.
На память обо мне прими подарок, друг, Он ярок, словно сад во время листопада,— Замысловатое искусство женских рук, Забава для тебя, а для меня — отрада.

ЧАСТИЦА СОЛНЦА

Настала на собранье та минута, Когда чачван с себя сняла она, И бросила, и засияла, будто От туч освобожденная луна.
Она, согретая душевным словом, Пошла домой По улице, туда, Где все каким-то незнакомым, новым И сказочным казалось ей тогда.
Она навек запомнит скрип калитки, И злую тень отцовского лица, И брошенный хурджин 1 — ее пожитки, И вместе с ним проклятие отца.
Но все же не свалил ее ударом Ни крик отца, ни материнский стон. Огонь великой истины недаром В девичьем сердце был уже зажжен.
Пред молнией бессильны даже горы: Ни кручи скал, ни их извечный лед Не в силах погасить огонь, который Та молния в самой себе несет.
Переметная сума из ковровой материи.
И девушка пошла навстречу свегу, Прочь от старья, от мрака и беды. Наверно, так же вдаль летит комета, Навеки отрываясь от звезды.
Десятилетья пролетают быстро. Я на свою ровесницу гляжу И вижу путь до женщины-министра От девушки, сорвавшей паранджу.
Она сейчас чуть-чуть уже седая, Усталая, по улице идет. Как в дни былые, дочь свою встречая, Старик-отец дежурит у ворот.
В ее глазах огонь неугасимый… Старик запомнил: много лет назад В тот горький день у дочери любимой Таким же пламенем светился взгляд.
Давно и сам уж понял он, что эта В глазах людей горящая заря Не что иное, как частица света, Частица солнца — солнца Октября.

В СОСНОВОМ ЛЕСУ

stihiТучи растаяли на небосклоне, Тихо, светло, и дождя больше нет. К солнцу протянуты сосен ладони, В каплях — зеленый изменчивый свет.
Только что вымытый, полный сиянья, Лес окружает меня красотой. Хвои намокшей впиваю дыханье, Тихо шагаю тропинкой лесной.
Из красноватого камня ступени На гору с берега речки ведут. Хрупкие, бледные, жители тени, Здесь боязливо фиалки цветут.
Что мне дорога! Ступени оставив, Я пробираюсь средь мшистых корней, Лезу, цепляясь за камни, за травы И за пушистые полы ветвей.
Сосны все чаще, а небо все ближе, И, окунувшись в небес бирюзу,
Издали речку певучую слышу, Бархатный шелест долины внизу.
Тихо под ветром качаются сосны. О, этот моря соснового шум, Травы пахучие, светлые росы, Крылья орлиные трепетных дум!
Нет, не напрасно искали поэта Песен истоки в Кавказских горах. Утро!
Зеленой росинкою света Ты и в моих засверкало стихах.